Доступная среда через барьеры непонимания

Дата публикации: 09 июня 2016 года

Доступная среда через барьеры непонимания

Круглый стол, посвященный созданию безбарьерной среды собрал специалистов в сфере строительства и проектирования, общественников и представителей власти.

Среда, доступная для людей с ограничениями, - требование, с которым сегодня сталкивается любой современный город. Это, с одной стороны, фактор его инвестиционной привлекательности, а с другой — показатель нашего отношения к людям и самим себе. Сегодня процесс адаптации проходит с бюрократическим скрипом: не смотря на массив нормативов в этой отрасли, каждый из участников процесса - застройщики, органы соцзащиты и контроля — трактуют их по-своему. Одни стремятся оптимизировать расходы, другие — соблюсти требования для «галочки». И во всем этом часто забывают о людях, для которых и создается «доступная среда», но которые так и не могут преодолеть ее барьеры.

Проблему адаптации города и области под потребности людей с ограниченными возможностями обсудили в конце мая в ходе круглого стола «Региональная специфика формирования безбарьерной среды для маломобильных граждан», организованном ММЦ «Строительство. Недвижимость. Rent&Sale» совместно с министерством строительства Самарской области. Открывая встречу, председатель Общественного совета при министерстве строительства, главный редактор журнала «Строительство. Недвижимость. Rent&Sale» Олег Никитенко призвал участников дискуссии выработать конкретные решения по созданию доступной среды. До сих пор, при всем многообразии нормативных актов, регулирующих эту сферу, для многих участников процесса остается не ясным, каким образом применять эти нормы, где искать финансирование и что сделать, чтобы инвалиды чувствовали себя в городе свободно.
«Уже достаточно давно в нашей области ведется дискуссия, как применять на практике требования Конвенции о правах инвалидов и требования федерального законодательства, которые предполагают, что вся среда, социальная, инженерная, транспортная, объекты жилищного фонда должны быть приспособлены для маломобильного населения. А мы занимаемся попытками обхода требований и поиском компромиссов, проводим формальные мероприятия без осознания, как они будут впоследствии работать. Все чаще звучат аргументы, что это затратные мероприятия, которые ложатся тяжелым бременем для бюджета или бизнеса», - рассказал Олег Никитенко.

Главный редактор журнала «Строительство. Недвижимость. Rent&Sale» Олег Никитенко призвал участников дискуссии не искать компромиссы и способы обойти требования закона, а начать работу над  эффективными механизмами создания безбарьерной среды, которые позволят людям с ограничениями чувствовать себя свободно

 

Между тем, эта проблема касается не только людей с инвалидностью, в разные периоды жизни каждый человек может потерять мобильность и способность к самостоятельному передвижению. Ступеньки в доме без лифта могут стать непреодолимым препятствием и для пожилых людей, и родителей с колясками, и тех, кто столкнулся с трудностями из-за травм.
«Мы должны прийти к пониманию, что эти требования являются такими же обязательными, как вода, канализация и электричество. Но должны быть практические механизмы, как это делать и финансировать. Если к каждому объекту предъявлять новые требования, мы уйдем в бесконечные дискуссии и никогда не сделаем наш город и регион привлекательными. Как мы относимся к гражданам с ограниченными возможностями, свидетельствует, как мы относимся к себе и другим людям. И это фактор инвестиционной привлекательности, от которого зависит, захотят ли сюда приезжать люди из других регионов», - считает эксперт.

Доступ «для галочки»

Целенаправленная работа по созданию безбарьерной среды ведется в регионе с 2001 года. По данным министерства социально-демографической и семейной политики Самарской области, в регионе проживает около 7 тыс. колясочников и 5-6 тыс. людей с нарушениями слуха и зрения. К маломобильным относятся и пожилые граждане, и люди с временными ограничениями по состоянию здоровья, и беременные женщины, дети до 3 лет и люди, которые в силу своих физических особенностей не могут передвигаться или передвигаются при помощи различных средств реабилитации.

Руководитель Управления организации безбарьерной среды жизнедеятельности Константин Кириенко напомнил о нормативной базе, регулирующий создание доступной среды. Это обязательные СНИП, ФЗ-419 «По вопросам социальной защиты инвалидов», согласно которому все объекты, вводящиеся с 1 июля 2016 года, должны быть комплексно оборудованы для всех категорий граждан. В Самарской области также действует ряд региональных законов и нормативных актов, программа «Доступная среда», которая должна быть пролонгирована до 2020 года, и другие. Он считает существующую нормативно-правовую базу достаточной, чтобы обеспечить требования доступности, однако проблема так и не преодолена. Сегодня многие объекты оборудуются псевдодоступными приспособлениями, пандусами, которыми невозможно пользоваться. Строители и проектировщики зачастую делают такие объекты «для галочки», чтобы отчитаться перед проверяющими органами. Кириенко же уверен, что это нецелевое и нерациональное использование денег.

«Мы должны задумываться о людях с ограничениями и о себе, потому что мы тоже будем в преклонном возрасте или можем сломать ногу. И лестничные марши из 10-12 ступенек не позволят нам подняться самостоятельно. Проще, конечно, подняться при помощи пандуса, который выполнен согласно всем требованиям, либо с помощью подъемной платформы», - рассказал Кириенко.

Руководитель Управления организации безбарьерной среды жизнедеятельности Константин Кириенко уверен, что оборудование зданий псевдодоступными пандусами «для галочки» - нецелевое и нерациональное расходование средств

С 2010 года органы социальной защиты занимаются согласованием заданий на проектирование с точки зрения обеспечения доступности объектов. Однако до сих пор объекты, подлежащие государственной экспертизе, строятся без согласования. По данным министерства, с 2010 по 2015 годы, лишь 19% из 1300 заданий на проектирование были согласованы с органами социальной защиты. Проектировщики и застройщики находили способ обойти эти требования. «Значительная часть заданий на проектирование изначально представляются на согласование без учета мероприятий по безбарьерной среде. Проектная организация говорит, что у нас инвалидов не будет, поэтому никакие мероприятия мы предусматривать не будем», - рассказал Кириенко. Либо на согласование представляют задание, когда основная часть здания уже построена и проектировщики ничего не могут изменить. И, казалось бы, необходимо соблюдать требования по безбарьерной среде, но в действующих условиях соблюсти их уже нельзя. Порой проектные организации оказывают давление на сотрудников органов соцзащиты, чтобы те согласовали задание на проектирование, не соответствующее требованиям доступности.

 Варианты доступности

Компромиссом между требованиями министерства и интересами застройщиков стали выработанные варианты доступности объектов: вариант «А», обеспечивающий доступность на все этажи здания, и «Б» - разумное приспособление, доступность зоны оказания услуги. Предполагается, что все новые объекты должны носить первую категорию, второй вариант разработан для объектов, которые проходят реконструкцию и не могут быть полностью приспособлены по техническим причинам. В многоквартирных жилых домах необходимо обеспечить доступ на первый жилой этаж с возможностью переоборудования там квартир для инвалидов. При этом, если в доме есть лифт, маломобильные граждане смогут подниматься на верхние этажи, но министерство уже не сможет гарантировать их эвакуацию в случае пожара. При любой категории застройщик должен обеспечить доступность прилегающей территории. Для людей с нарушениями зрения во дворах должны быть тактильные направляющие, для колясочников - съезд с бордюрного камня. Вход должен быть оборудован пандусом и поручнями. Если технические возможности здания не позволяют приспособить парадный вход, необходимо оборудовать вход с тыльной стороны. Вместо пандуса можно также использовать мобильные платформы. Дверной проем, конечно, должен быть без порогов, двери - раздвижные стеклянные. Внутри здания также необходимо предусмотреть поручни, тактильные и контрастные направляющие, навигационные системы и подъемные платформы. Определенные требования предъявляются к санитарно-техническим помещениям: допустимая площадь санузла, поручни, которыми должны быть оборудованы все приборы, зеркала с регулировкой угла наклона, а также тревожные кнопки, расположенные на определенной высоте, чтобы до них мог дотянуться упавший человек. В учреждениях, работающих по принципу единого окна, должна быть предусмотрена ниша, заехав на которую, человек на коляске мог бы общаться со специалистом на одном уровне. Министерство контролирует создание безбарьерной среды в уже существующих зданиях и сооружениях. С 2008 года сотрудники министерства провели 246 плановых и внеплановых проверок по объектам. На объекты с нарушениями выписывается соответствующее предписание и составляется протокол, выписываются штрафы. Кириенко констатировал, что пока застройщики показывают низкую заинтересованность в создании доступной среды. Причины тому — и разночтения в понимании норм и требований, и незначительные штрафы за уклонение от них: от 10 тыс. рублей для юридических лиц и от 1 до 3 тыс. рублей для должностных. «Мы неоднократно выходили на федеральный уровень с инициативой повысить штраф, потому что строительство пандусов стоит больше штрафов. Но пока безрезультатно. И хотя мы по несколько раз выходим на объект и штрафуем за нарушения, ситуация не изменяется», - рассказал представитель минсоцзащиты.

              Цена доступа

Участники дискуссии неоднократно поднимали вопрос стоимости создания безбарьерной среды. В условиях кризиса этот вопрос остается ключевым. Кириенко не смог привести расчеты по российским реалиям, однако рассказал, что в зарубежной практике при строительстве торговых центров безбарьерная среда составляет всего 0,006% от стоимости объекта. Между тем, не смотря на декларируемое повышение доступности, бюджет на эту сферу сократился. В 2013 году на программу «Доступная среда» из федерального бюджета было выделено 39 млн рублей, в 2014 году - около 69 млн рублей, 71 млн рублей в 2015 году. Однако в текущем году финансирование сократилось в 3,5 раза и составило всего 20 млн рублей. Из зала прозвучал вопрос, сколько средств выделяется органам социальной защиты на капитальный ремонт помещений. Чиновник не смог ответить, но обещал уточнить. Этот вопрос в итоге оказался одним из ключевых - участники круглого стола пришли к выводу, что безбарьерная среда должна создаваться не только в рамках программы, каждое мероприятие по строительству и ремонту должно содержать в своем бюджете соответствующие пункты. Как приспособление влияет на стоимость строительства многоквартирных домов, рассчитали в Самарском областном фонде жилья и ипотеки, который строит жилье эконом-класса для льготных категорий граждан. Руководитель отдела планирования жилья Анна Вершинина рассказала, что соблюдение всех требований по безбарьерной среде приведет к значительному увеличению минимальной площади и, как следствие, удорожанию квартир, на что не предусмотрены бюджетные средства. Площадь однокомнатной квартиры в таком случае увеличиться с нынешних 28-38 кв. м до 46 кв. м, а стоимость жилья вырастет на 6-12 тыс. рублей за кв. м.«Мы предусматриваем пандусы, расширение коридоров, подходные пути, но основное — увеличение площади квартир. Необходимо определиться, где и как проектировать. Не всегда можно предусмотреть все квартиры на первом этаже с переменной планировкой», - рассказала Вершинина. СОФЖИ уже вышел с соответствующей законодательной инициативой, но пока ответа на нее не было.

 

Руководитель отдела планирования жилья СОФЖИ Анна Вершинина рассказала, что несоответствие требований по доступной среде и установленных минимальных площадей в квартирах для льготников затормозило строительство жилья эконом-класса

             Почетный архитектор России Игорь Галахов задал вопрос об адресном учете граждан, нуждающихся в безбарьерной среде по всем категориям. Адресный подход к решению задач доступности среды, по мнению многих участников дискуссии, может повысить эффективность мероприятий. В органах созащиты также звучат предложения применять адресный подход при строительстве многоквартирных жилых домов — построить определенное количество объектов с квартирами на первом этаже для инвалидов. Сами же инвалиды часто обращаются в органы соцзащиты с просьбой установить пандусы на лестницы в «хрущевках», где они живут на 4-5 этажах. Однако ширина лестничных пролетов в таком жилье не позволяет это сделать, пандусы там могут быть травмоопасными. Единственный выход в этой ситуации — это гусеничный подъемник, но и это дорогостоящее оборудование спорно с точки зрения безопасности. Наиболее перспективным направлением остается создание доступа на этапе строительства жилья. Из зала прозвучал вопрос доступности для маломобильных граждан медицинских учреждений. Ведь больницы и поликлиники, как правило, становятся одним из самых посещаемых пунктов в маршруте инвалидов, но даже они зачастую не адаптированы должным образом.

 

Почетный архитектор России Игорь Галахов предложил вести адресный учет граждан, нуждающихся в безбарьерной среде по всем категориям, что позволит не распылять бюджетные средства, а направлять их туда, где они действительно нужны

              «Что делается в отношении существующих медицинских учреждений, которые зачастую абсолютно не адаптированы под нужны инвалидов? Как часто вы их проверяете? И обращается ли министерство здравоохранения при подготовке проектов для своих учреждений?», - спросила участница дискуссии. Кириенко напомнил, что многие существующие заведения, построенные много лет назад, технически невозможно приспособить в полном объеме. В таком случае в больнице должен быть назначен ответственный за сопровождение людей с ограниченными возможностями, которого можно пригласить, нажав кнопку вызова на входе в учреждение.

              «Если бы» как региональная специфика

«Мне не нравится название нашего мероприятия - «региональная специфика». Я понимаю, может быть региональная специфика в Венеции или в городе, который постоянно в снегу. А какая у нас специфика, которая мешает сделать город доступным для маломобильных?», - прозвучал резонный вопрос из зала. Ответ на него попробовал дать Олег Никитенко. По мнению эксперта, особенностью нашего региона, которая проявляется при решении любых проблем, заключается в пристрастии к сослагательному наклонению. «Мы любим рассуждать, что было бы, если бы у нас было больше денег и меньше проблем. И не умеем вырабатывать общее решение по социально значимым, чувствительным вопросам. Если бы все выполняли правила, нечего было бы собираться. Часто звучит, что мы-то все делаем правильно, другие виноваты. И, честно говоря, мы гораздо более равнодушны к этой теме, чем другие регионы. И это наша региональная специфика. Вопрос в том, как в этой специфике двигаться вперед», - ответил Никитенко. С одной стороны, участники строительного процесса говорят, что действующие нормы всем ясны, но проблемы продолжают возникать: инвалид не может заехать на пандус, новые объекты не адаптированы, а чтобы дотянуться до кнопки вызова, нужно встать с коляски. «Ресурсы ограничены и возникает вопрос таргетирования. Нужно честно признаться, что за 10-20 лет мы не сможем полностью поменять город. Но должна быть программа, что мы делаем сейчас, а что потом, и все участники процесса должны понимать эту программу. Тогда мы сможем сконцентрировать ресурсы на самых важных направлениях», - считает эксперт. Из зала прозвучало предложение заменить штрафы стоимостью пандуса. Эксперты ответили, что это интересный подход, как добиться от застройщика исполнения норм: «Обнаружили, что чего-то недостает, перечисляется нужная сумма, и объект дооборудуется без участия застройщика». Но принять такое решение можно лишь на законодательном уровне.

 

Законопослушность вместо новых законов

Новые законодательные инициативы звучат постоянно, однако, как напомнила член Общественной палаты Самарской области Галина Гусарова, неплохо было бы всем научиться соблюдать действующее законодательство. «Проектные организации, застройщики, делайте так, как требует федеральный закон, в соответствии со СНИПами. И все равно делается не по нормам, да еще и оказывается давление на органы социальной защиты. Давайте проектировать и строить правильно. У нас есть Госстройнадзор, который должен ставить застройщиков на место. Мы создали столько контролирующих организаций, а ничего сделать не можем. Посмотрите на новое капитальное строительство. Все нормы выполняются? Покажите нам новые объекты, как вы их адаптируете?», - ответа на вопрос Гусаровой так и не последовало.

 

Член Общественной палаты Самарской области Галина Гусарова напомнила участникам дискуссии, что в России и регионе уже существует объемная нормативная база, регулирующая адаптацию среды для всех граждан, и вместо создания новых нормативов, неплохо было бы всем научиться соблюдать действующее законодательство

 

Игорь Галахов выступил в защиту проектировщиков. Он вновь предложил применять деньги адресно, чтобы они шли на создание среды там, где это нужно. Понимая дислокацию всех нуждающихся, можно начать с адаптации объектов социального и повседневного обслуживания в тех районах, где проживают эти люди. «На сегодняшний день ни один проект, подлежащий экспертизе, не пройдет эту экспертизу, если не предусмотрены мероприятия для инвалидов, в соответствии с согласованным в министерстве техническим заданием. Говоря о давлении на сотрудников министерства, этот нажим происходит на стадии подписания и подготовки технического задания, потому что в нормативной документации есть термин «разумность мероприятий», который подразумевает поиск разумного компромисса за счет адресности», - рассказал архитектор.

Город без финансов

Заместитель руководителя департамента градостроительства Самары Олег Захароврассказал, что, как и многие другие проблемы, доступность среды упирается в нехватку финансирования. Департамент градостроительства, выступая заказчиком по строительству и реконструкции, может устранять проблемы по безбарьерной среде на стадии проектирования. Однако у города есть предельная стоимость объектов, за которую он не можем выходить. Захаров считает, что требования по маломобильным группам нужно вынести за эти пределы и финансировать целевым образом. «Мы сталкиваемся с ситуацией, когда деньги на проектирование выделены, проектировщики отработали, а потом финансирование прекращается, проект несколько лет лежит в столах, и когда мы выходим на строительство, получаем устаревший проект, и с большим трудом приводим его в соответствие с новыми требованиями», - рассказал Захаров еще об одной проблеме. Он продолжим тему адресной адаптации — в первую очередь полностью оборудовать лишь те детские сады и школы, куда будут ходить дети с ограниченными возможностями. Остальные адаптировать частично. Для оснащения объектов он предложил создать реестр оборудования, заглянув в который будет ясно, что «такой-то подъемник прошел сертификацию и его поставка займет столько-то времени».

 

Заместитель руководителя департамента градостроительства Самары Олег Захаров рассказал, что в городе не хватает средств на полную адаптацию всех школ и детских садов, поэтому он считает целесообразным сконцентрировать ресурсы на отдельных учреждениях, в которых дети с инвалидностью будут учиться вместе с другими

 

Олег Никитенко поставил под сомнение предложение об адаптации отдельных учебных учреждений, сравнив такой подход с созданием спецшкол для инвалидов. «Если мы будем строить специальные школы, как эти дети будут адаптироваться к жизни в обществе? И как мы привьем толерантность и понимание проблем этих людей? Да, мы сэкономим сегодня, но кто будет платить за это завтра? Ведь завтра люди с ограниченными возможностями будут оторваны от социальной среды и мы должны будем взять их на содержание. Это и унижает людей, и накладывает ответственность на общество. Неужели мы так обнищали, что нет средств на эти цели?», - озвучил спикер сущностные вопросы формирования среды, которые пока остаются риторическими. Олег Захаров пояснил, что речь идет не о специальные заведениях, а адаптированных школах в каждом из районов, где дети с инвалидностью будут учиться вместе с другими.

Председатель правления Самарской общественной организации инвалидов-колясочников «Десница» Евгений Печерских напомнил присутствующим, что нельзя обсуждать эту проблему исключительно с точки зрения финансов и затрат. Он напомнил, что маломобильные граждане разных категорий составляют 46% населения. И мероприятия по созданию доступной среды нужны всем. «Мы говорим, что строительство жилья для инвалидов дорожает. Но где в нормативных документах написано, что квартира для инвалидов должна отличаться от квартиры других людей? Ничем, кроме ширины прохода и возможности зайти в туалет. То, что строится для инвалидов, удобно для всех граждан. Мировой опыт показывает, что капитальные вложения в строительство доступного жилья мизерные. И то, что мы говорим о деньгах, - попытка оправдать наше негативное отношение. Оно формируется, потому что мы видим инвалида как человека больного, нуждающегося в постоянной опеке. Отсутствует социальный подход к этой проблеме», - высказался общественник.

 

Председатель правления Самарской общественной организации инвалидов-колясочников «Десница» Евгений Печерских напомнил присутствующим, что проблему доступной среды нельзя сводить к обсуждению финансов, эта проблема требует социального подхода

 

Проектировщики VS экспертиза

Руководитель проектной компании «Графика-Инжиниринг» Карен Башиянц рассказал, с какими сложностями сталкиваются проектировщики при создании доступной среды. В качестве примеров он привел два объекта — бассейны, спроектированные по заданию министерства образования.
В первом, спроектированном в 2014 году, доступ маломобильного населения предусмотрен только в общие помещения: коридор и холлы. Здание оборудовано пандусами, специальными санузлами, перед лифтовыми шахтами предусмотрены пожаробезопасные зоны, на парковке выделены места для инвалидов. Однако на занятия они попасть не смогут. Другой бассейн проектируется в настоящее время для Тольяттинского государственного университета. На этот раз все помещения должны быть доступны для маломобильного населения. Этот подход потребовал принципиально изменить проект. Доступ маломобильных за чашу бассейна предполагает наличие поручней, которые изменили наружные стены здания. Доступ в саму чашу бассейна потребовал увеличить ферму с 18 до 24 м, что усложнило общий подход к решению здания. В итоге устройство полного доступа увеличило площадь объекта примерно на 40%. И все это не было учтено в сметной стоимости, как и специальное оборудование по доставке маломобильных в чашу бассейна, обустройство туалетов и душевых. Также Башиянц проектировал 11-этажный офисный центр общей площадью 25 тыс. кв. м. Приведение его к варианту «А» (полная доступность) увеличило площадь здания на 30% с соответствующим увеличением стоимости строительства. «Посадка здания с учетом доступа маломобильных требует проработки до покупки участка. Зачастую сначала покупается участок, а потом мы думаем, куда ставить лестницы и пандусы. А ведь решения для маломобильных удобны для всех категорий граждан. Это широкие коридоры, бордюры, которые позволяют перемещаться по городу с коляской, это удобно для всех», - рассказал проектировщик.

 

Руководитель проектной компании «Графика-Инжиниринг» Карен Башиянц привел конкретные примеры проектирования объектов, доступных для людей с ограниченными возможностями

 

Остаются вопросы о доступности улиц и открытых пространств. Проектировщики рисуют подъезд маломобильного к зданию, парковочную зону, а вот как инвалид попадает туда, нигде не учитывается. «Мы же рисуем подъездные пути, движение пожарной машины, но маломобильные остаются без нашего участия»,- рассказал проектировщик. В ходе дискуссии регулярно вставал вопрос разночтений в понимании нормативов между проектировщиками и государственной экспертизой. Руководитель Государственной инспекции строительного надзора Самарской области, заместитель министра строительства Юрий Головлев, отвечая на соответствующие вопросы, напомнил, что на экспертизу должны приходить вариантные решения, чтобы эксперт мог выбрать оптимальное. «Я ни раз не видел и не слышал, чтобы эксперт отказал проекту, который соответствует нормам и правилам и предлагает эффективные экономические решения. Вы должны предложить варианты, а эксперт поставит галочку под одним из них. Эксперт не проектирует, он принимает ваши предложения. Если есть кардинальные замечания, которые идут вразрез с логикой, можно собраться на нашей площадке, экспертиза открыта для взаимодействия», - предложил Головлев.

 

По результатам дискуссии руководитель Государственной инспекции строительного надзора Самарской области Юрий Головлев принял решение разработать региональные градостроительные стандарты, которые скоординируют существующие нормативы и работу всех ответственных ведомств

 

Олег Никитенко считает, что это может стать решением проблемы разночтений — если эксперты и проектировщики в живом режиме разберут определенные проекты и смогут озвучить друг другу все вопросы. «Мы понимаем, что эксперту проще работать с типовыми решениями, которые он видел раньше. Неординарные решения сложно принимать, это лишняя работа, а у нас нет желания задерживаться, изучить аналоги в других регионах. Получается, что есть проходные решения и непроходные, и все проектировщики об этом знают. Формально нормативы каждый читает по-своему. У минсоц свое прочтение, у экспертизы другое, у проектировщика третье. Нужно срастить эти стороны. Но пройдя этот путь, научившись, мы в целом на другой уровень поднимем экспертизу и проектирование», - прокомментировал Олег Никитенко.

 

«Доступная среда» и реальные проблемы Вице-президент фонда «Город без барьеров» Сергей Чистый рассказал, что в Москве программа «Доступная среда» действует с 1999 года, однако в 2014 году столица вышла из федеральной программы, потому что она перестала быть актуальной для столицы. Эксперт предложил уйти от обсуждения того, как преодолеть «конкретную ступеньку» и перейти к обсуждению универсального дизайна, который открывает доступ для всех категорий граждан. «Есть 10 способов преодолеть эту ступеньку в существующем здании. А если в новом здании, я вообще не понимаю, в чем проблема. Другой вопрос, что делать с доступностью здания в целом. Здесь появляются вопросы стыковки путей движения, функциональное зонирование самого здания, положение мест общественного пользования и так далее. Универсальный дизайн относится не только к инвалидам, это другая архитектура, более привлекательная, которая повышает рейтинг города и области», - рассказал эксперт.  Программа «Доступная среда» действует много лет в разных регионах, но результаты ее противоречивы. В 2014 году в рамках программы проходил опрос, который показал, что 46% инвалидов довольны состоянием дел. А исследование фонда «Общественное мнение» того же года, показало, что 62% опрошенных из 43 субъектов России не видели ни одного объекта из этой программы. «Программа работает, аппарат работает, министерства пишут — с ума сойдешь», - прокомментировал Чистый. Также фонд спрашивал, что нужно сделать, чтобы создать комфортную среду. И лишь 5% респондентов указали на улучшение условий для передвижения инвалидов. А на вопрос об отношении к инвалидам 40% населения сказали, что инвалидам присущи: обида на жизнь, слабость, капризность, чувствительность и агрессивность.

 

Вице-президент фонда «Город без барьеров» Сергей Чистый призвал город и регион выработать собственную политику адаптации среды и решить, на что тратить ограниченные средства: на временные локальные решения, которые потребуют ежегодных бюджетных вливаний, или полноценную комплексную адаптацию

 

«Действительно, зачем что-то делать для злобных и замкнутых людей? Если они такие плохие, зачем для них стараться? Это наше отношение к ним. Но это и впечатление, которое инвалидное сообщество формирует о себе в глазах страны. Я не знаю, почему создается такой имидж. Нельзя сказать, что одна сторона плохая, а другая хорошая, здесь, наверное, обе стороны хороши», - рассудил эксперт. В 2010 году «Единая Россия» проводила мониторинг доступности 4 тысяч школ, которые прошли через программу «Доступная среда». На вопрос «Легко ли открывается входная дверь?» в 36% из них ответили отрицательно. Открыть эту дверь сложно даже обычному ребенку. «Это доступная среда? Из какой программы нужно брать деньги, чтобы открыть входную дверь?», - спрашивает эксперт. К адаптации санитарных узлов предъявляются 52 требования, которые нужно предусмотреть. Ревизоры взяли одну характеристику — его ширина, которая должна быть не менее 1,4 м, чтобы коляска заехала, развернулась и поехала обратно. Из 10 санитарных узлов только один отвечает этой характеристике. А если подключить еще хоть один параметр, ни один санитарный узел не пройдет. «Можно такую среду назвать доступной? Нам говорили, что можно же в коляске задом заезжать. Вот вы смеетесь, а люди гордятся этим, показывают, что они создали доступную среду», - рассказал Чистый. Исследование показало, что нигде нет практики предварительного проектирования создания доступной среды. Все экономят деньги на программу, чтобы вложить их в оборудование, и получают соответствующий результат. Чистый уверен, чтобы работа приводила к реальным результатам, нужны проектировщики, иначе выходит нецелевое и неэффективное расходование денег. Программа предполагает включение как можно большего числа школ, что задает ориентацию на их частичную доступность. Это приводит к «колоссальному распылению денег», в среднем на школу приходится 300 тыс. рублей — сумма недостаточная для полноценной адаптации. В итоге большинство школ остаются закрытыми для инвалидов. Эксперт уверен, что доступная среда должна создаваться не в рамках средств отдельной программы - любые деньги на строительство, ремонт и благоустройство должны содержать элементы повышения доступности среды.

 

Город перед выбором

Каждому городу, который встал на путь развития доступной среды, необходимо ответить на ряд важных вопросов, продиктованных масштабом проблем и нехваткой финансирования. Город должен решить, тратить ли ресурсы на временные решения, которые придется переделывать каждый год. Сегодня вместо того, чтобы создавать реальную доступную среду, регионы тратят деньги на компенсационные решения: льготные такси, ступенькоходы и так далее. Но это не решение проблемы, а плата за недоступность. «Должен быть сделан выбор, какие из мер применять. Либо мы размазываем деньги, либо концентрируем. Если концентрируем, должна быть определенная этапность, цели и задачи. Сначала нужно определить, сколько школ, где эти дети, куда они ходят и так далее. Сколько нужно мест для детей инвалидов? Может быть, 2-3, чтобы выбрать можно было. Строить сразу или ремонтировать потом? Мы считали, что преодоление препятствия стоит раз в 10 больше, чем если его не создавать. Преодолеть ошибку — это целая история. Это политика создания доступной среды, по которой город должен определиться и принять свой стандарт», - рассказал Чистый. Город должен выбрать фрагментарную или комплексную адаптацию. Фрагментарный подход решает локальные проблемы, но, когда инвалид приходит к следующему барьеру, ситуация обнуляется. Или же город может пойти на создание кластеров доступности — зон, где для инвалида все предусмотрено.

 

Круглый стол, посвященный созданию безбарьерной среды, от ММЦ «Строительство.Недвижимость. Rent&Sale» собрал специалистов в сфере строительства и проектирования, общественников и представителей власти

 

Необходимо решить вопрос с дорожно-транспортной сетью, которая, уверен Чистый, представляет «лицо города». Мировой опыт подсказывает создание внутриквартальных безбарьерных коридоров — тропинок, которые стыкуются с путями движения к социально значимым объектам и местам проживания инвалидов. Такой подход снижает стоимость адаптации в 7-8 раз. Может быть создан стержневой уличный каркас доступной среды, с адаптированным общественным транспортом и остановками, от которого будет идти дальнейшее развитие. Это вариант комплексной адаптации городской зоны, при котором часть города остается недоступной для инвалидов, но все социально значимые, культурные объекты можно посетить. Для формирования комплексной политики фонд «Город без барьеров» совместно с Министерством экономики РФ планирует создать пилотные ресурсные центры, где будут работать профессионалы по созданию доступной среды. Один из таких центров может появиться и в Самаре. Он должен стать помощником в формировании общей политики, координировать «множество разных оркестров, которые в этой области существуют». «Я считаю, что создание доступной среды нужно начинать с того, чтобы подумать. Необдуманные действия порождают необоснованно истраченные деньги. Вы можете посмотреть на другие регионы и страны и, обогащенные позитивным и негативным опытом, сделать уверенные семимильные шаги в направлении создания комфортного и уютного города», - резюмировал эксперт.

 

Координация как выход

Практически все участники дискуссии говорили о раскоординированности действий разных участников процесса адаптации среды. В итоге, несмотря на соблюдение норм, проблема доступности так и не решается. Некому определять приоритеты, решать, какие объекты адаптировать в первую очередь. Олег Никитенко обратился напрямую к представителю самарского министерства строительства: «Готово ли министерство или инспекция строительного надзора взять этот флаг в свои руки?». «Нужна градостроительная концепция, региональные стандарты, потому что федеральные стандарты закрывают не все вопросы, нормативная база разработана не полностью. Остается трактовка нормативной базы, нужны консультации с общественностью, маломобильными гражданами», - продолжил Никитенко. Отвечая, руководитель государственной инспекции строительного надзора Самарской области, заместитель министра строительства Самарской области Юрий Головлев отметил, как много структур во властной вертикали участвуют в этом процессе, проекты согласовываются, проходят экспертизу, но объекты остаются недоступными для людей с ограничениями. Тем не менее, результаты этой работы появляются. На сегодняшний день практически во всех новых объектах увеличена ширина лестничных маршей, в зданиях с лифтами предусмотрен доступ для пожарных и тамбур-шлюзы с «тревожными кнопками». За прошлый год в инспекции было выдано 74 заключения на многоквартирные жилые дома выше 3 этажей, из них в 67 объектах обеспечен доступ инвалидов-колясочников на первый этаж. Эти объекты проходят по нормам, но ни один орган власти не подтвердит, сможет ли инвалид приехать в этот дом, припарковавшись в соседнем дворе. На 7 объектах обеспечен доступ маломобильных на все этажи. Но это не значит, что в каждой квартире возможно проживание людей с ограниченными возможностями: санитарные узлы в этих квартирах не соответствуют нормам. По результатам дискуссии Головлев пришел к выводу о необходимости разработать региональные градостроительные нормативы. Причем они должны касаться и обеспечения доступа для людей с ограниченными возможностями, и темпов строительства жилья и социальных объектов. Отсутствие координирующей силы может привести к коллапсу в строительном комплексе. Мы уже видим это на примере СОФЖИ, когда застройщик не понимает, по каким нормам и правилам строить, чтобы сбалансировать сумму интересов, установленных государством. «Пока есть разночтения, ситуация так и останется разбалансированной, мы будем пытаться приводить ее в порядок локальными шажками. Мы должны эту ситуацию выстраивать, но столкнемся с необходимостью финансирования, это будет наша первая проблема. Но нам необходимо начать эту работу - с помощью экспертного сообщества и общественности», - считает Головлев. Он также сказал о необходимости создания базы типовых проектных решений, которые уже наработаны нашими проектировщиками. База нужна, чтобы в каждом конкретном случае понимать экономический эффект и принимать максимально эффективное решение, удовлетворяющее интересам маломобильных граждан. Тогда застройщикам будет на что ориентироваться, и стоимость приспособления не будет «такой виртуальной и ужасной». Завершая встречу, Олег Никитенко напомнил, что, решая вопрос доступности среды, важно не забывать о людях для которых она создается.«Речь идет о том, чтобы смотреть на город, на строящиеся объекты, на среду не своими глазами, не со стороны, а научиться смотреть глазами тех людей, которые испытывают трудности и ограничения», - резюмировал эксперт.

По материалам журнала «Строительство.Недвижимость. Rent&Sale»Facebook2